Фоторабота

Пятница, 02 Сен 2011

По окончании института, на медицинской комиссии у меня  обнаружили катаракту. Врачи предположили, что она могла возникнуть от работы за компьютерами (ведь тогда мониторы «фонили» – будь здоров). Так что искать работу по специальности (инженер-системотехник, но можно было работать и программистом) и портить зрение дальше желания не было. Кроме того, настоящим программистом я так и не стал –  к концу учёбы с грустью понял, что не моё это (в отличие, скажем, от соседа по комнате в общаге Вовика Германа, который стал Программистом с большой буквы, и сейчас  у него своя фирма по разработке ПО в Москве). Да и заработки программистов сразу после института были такие смехотворные (это был 1994 год), что жить на них было нереально.

А жить нужно было как-то. Вздохнув, я открыл газету объявлений и начал искать хоть какую-нибудь работу. Довольно быстро мне попалось объявление о работе, связанной… с фотографией! Но, правда, немного с неожиданной стороны…

Не прошло и недели, как я стал продавцом-консультантом в одной из крупнейших фирм Москвы по продаже фототехники. Филиалов было много по всему городу; меня после небольшой стажировки в одном из павильонов ВДНХ (к тому времени прекрасная когда-то выставка уже стала большой барахолкой) направили работать в новый магазин в Камергерском переулке.

Ассортимент продаваемой продукции был довольно большой, но основную выручку приносили два типа фотоаппаратов: модные тогда моментальные «Полароиды» и плёночные автоматические мыльницы «Кодак». Их покупали просто в неимоверных количествах. Кроме того, в магазине стояла мини-лаборатория, принимали заказы на печать фотографий – цветное фото прочно вошло в жизнь. Правда, о качестве речь не шла — какое там было качество на самых дешёвых фотоаппаратах? Пластиковая оптика, отсутствие автофокуса (линзочки были настроены на гиперфокальное расстояние, поэтому обеспечивали относительно резкое — ну, в смысле, не размытое — изображение от пары метров до бесконечности)… В итоге трава была ядрёно-зелёная, а лицо у дяди Васи пурпурно-красное, но все были довольны, потому заказчики были непритязательные, а снимали такой техникой банальные бытовые картинки, пьянки и т.д.

Polaroid 636

Были в продаже, конечно, и серьёзные зеркалки, но их брали редко, а печатали с них в серьёзных точках, типа «Юпитера» (там тоже был наш филиал, работали очень серьёзные ребята, оборудование в лаборатории было совсем другое; кроме печатника, был уже и человек, ретуширующий снимки, которые приносили серьёзные фотографы для портфолио различным фотомоделькам, в фотошопе. Для нас это казалось фантастикой!).

Парней среди персонала фирмы было не так много, поэтому через какое-то время мне предложили пройти обучение и стать печатником. Это было заманчивое предложение – печатники были особой кастой, получали прилично больше продавцов, кроме того, была уверенность в том, что работа будет всегда – ведь продавцов много, а печатников ценили. Но меня отговорила управляющая магазина. Она убедила меня в том, что профессия печатника очень вредна, поскольку постоянно дышишь очень вредной химией. Вспомнив про свою астму, которая, к счастью, меня не беспокоила уже довольно давно, я решил не рисковать и отказался учиться на печатника (о чём даже сейчас иногда жалею).

Через какое-то время наш магазин в Камергерском закрыли (место-то шикарное, кто-то, видимо, дал за аренду больше) и меня перевели назад, на ВДНХ. Довольно долгое время я ездил туда на работу (благо, это была одна ветка – от Коньково, так что можно было доспать в метро). На ВДНХ я понял, что такое настоящие объёмы продаж. Дешёвые фотоаппараты покупали коробками, полароидные кассеты и фотоплёнки также сметали с прилавков. На дворе стояли, как сейчас говорят, «лихие девяностые», поэтому бизнес вёлся очень просто. У нас в «аквариуме» не было даже кассового аппарата, а под прилавком стояла пустая коробка из-под полароидных кассет, куда мы складывали деньги – на ней мы написали «Касса», если придут проверять :) . Нет, конечно, на случай проверки мы должны были говорить, что наш кассовый аппарат – в основном отделе фирмы, у которой наша снимала «пятачок» в субаренду. После смены мы считали выручку, писали отчёт и несли бабло управляющему филиалами на ВДНХ, в павильон «Космос». Несли, конечно же, без всякой охраны – в карманах, пакетах. В общем, было весело :)

Кстати, в линейке моментальных фотоаппаратов Polaroid были, кроме примитивной 636-й модели, и аппаратики посерьёзнее – например, модель Image Pro. Уж не знаю, пользовались ли им профессионалы, но фотографии с него получались действительно намного качественнее. Конечно же, и стоила эта модель сильно дороже, и продавалась куда реже. Один такой аппаратик, помню, я продал Вячеславу Фетисову :) .

Таким вот образом я проработал около года. А потом мне предложили возглавить гарантийный отдел фирмы. Но это уже другая история.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Отзывов (4)

    1. Александр Кононыхин Александр Кононыхин:

      Да уж, интересное было времечко :)

  1. Молодец Сань! и не потерял себя в лихие 90-е и нашел :)

    1. Александр Кононыхин Александр Кононыхин:

      Кто знает, Володь — может, потерял я гораздо больше, чем нашёл. Но теперь это уже неважно :)

Добавить комментарий